Partitur

  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: (про)чтение (список заголовков)
03:47 

Бертран де Борн и Король-юноша

L'oiseau rebelle
Листаю «Жизнеописания трубадуров». Эти господа всё более напоминают рок-звёзд: и своей творческой удалью – и опасным заигрыванием с вещами нечеловеческими (и, пожалуй, античеловеческими). Их отчаянность подкупает – но и заставляет неприятно трепетать (или просто я становлюсь старше?))))
Эти буйные головы во все времена способны не только погибнуть с блеском сами, но и увлечь за собой даже сильных мира сего. Вот, например, Бертран де Борн. Хотя в его поучительной истории жертва ведёт себя с поистине «инфантильным демонизмом» (по выражению Т. Манна).

Любопытные вещи рассказывает о Бертране Бенвенуто да Имола в комментариях к «Комедии» Данте. читать дальше

Отрывок из Данте, относящийся к Бертрану де Борну (Ад, песнь XXVIII, 118-142):

читать дальше

Чтобы составить себе ясное о нем представление, подобает заранее знать, что этот наихудший из отпавших от церкви повинен в исключительно злостном отпадении от нее. Итак, был в то время некий знатный рыцарь из Англии или Гаскони, как утверждают ныне, именовавшийся Бертраном де Борном, находившийся при дворе и приставленный наставником к Иоанну, сыну английского короля Генриха, каковой прозван был Юношей. Этот Юноша с малолетства воспитывался при дворе французского короля и, когда он был еще мальчиком, случилось, что некий знатный человек попросил у французского короля какой-то милости для себя, и король ему в ней наотрез отказал. По этой причине тот, покраснев, в полной растерянности направился к выходу. Размышляя об этом просителе, король, обратившись к окружающим, произнес: "Есть ли что-нибудь тягостнее и неприятнее, чем обратиться с просьбою и получить отказ?" Тогда Юноша почтительно отозвался: "Конечно, преславный государь, отказывать для благородной души еще неприятнее". Король, восхитившись мудрым ответом, сошедшим с уст Юноши, превознес его похвалами, утверждая, что ему предстоит быть по-настоящему великодушным. Все присутствовавшие при этом присоединились к суждению короля. Итак, возвратив того, кто просил милости, король, убежденный словами мальчика, даровал ему по своей воле то, о чем тот просил. А Бертран, проникшись любовью к мальчику, решил жить и умереть вместе с ним и до самой смерти его не покинуть. читать дальше

На самом деле, как пишет М. Лозинский в примечаниях в своему переводу «Комедии», речь идет о Генрихе ІII — Короле-юноше (il Re giovane, прованс. re joven). «В большинстве рукописей в этом стихе ошибочно стоит "король Иоанн" (il Re Giovanni). Ошибка исправлена в издании "Società dantesca italiana" (1921)... Данте сравнивает совет, который Бертран де Борн дал королю Генриху III, с советом Ахитофеля, который, по библейскому преданию, был приближенным царя Давида, когда царевич Авессалом восстал против своего отца ("Вторая книга царств", 15 – 17 )» .

Гервасий Тильберийский в книге «Императорские досуги» пишет о короле Генрихе: «...он был высокого роста, прекрасной наружности; лицо его выражало в должной мере веселость и зрелость; красавец между сынами человеческими, приветливый, жизнерадостный и любезный со всеми, он был всеми любим, и доброжелательный ко всем, не мог обрести врагов... читать дальше

Материал цитирую по книге "Жизнеописания трубадуров". — М., 1993. — (Литературные памятники)
Примечания составили М.Л. Гаспаров и М.Б. Мейлах.

@темы: разум и чувства, (про)чтение, опасные связи, их нравы, жизнеописания трубадуров, koboldhafte Naivitaet

21:26 

L'oiseau rebelle
Благодаря нынешней ФБ узнала о существовании такого государства, как Руритания. Подробно читать fandom Black Michael 2014 здесь. И даже не подозревала, что одним из поклонников Руритании был мой любимый писатель Г.К. Честертон. Век живи, век учись

Наталия Трауберг.
... а мы мальчишками были


В самом разгаре “конца века” (тогда — XIX-го) появился роман о маленьком государстве по имени Руритания. Написал его молодой законовед, окончивший Оксфорд, Энтони Хоуп Хоукинс. Вышел роман в мае 1894 года и очень всем понравился, буквально всем, соединив такие крайности, как изысканная “элита” (слово это, даже в кавычках, не совсем удобно писать) и потребители сентиментальных романов “про светских людей”.

Конечно, книга не стала одним из “грошовых романов”, которые в Англии назывались “penny dreadfuls“, а в Америке — “dime novels”. Еще неизвестный и измученный духом времени Честертон, совсем уж молодой, на одиннадцать лет моложе Хоупа, сохранил навсегда ту радость, которую принес ему “Узник замка Зенда”. Он и его друзья вообще устали и от высокомерия, и от уныния, и от цинизма.

читать дальше
Опубликовано в книге Энтони Хоупа "Пленник замка Зенда" -- Одесса: Два Слона, 1993.

Статья отсюда

@темы: библиотека приключений, (про)чтение

19:25 

Ахматова по-английски

L'oiseau rebelle
Всем известное стихотворение А.А. Ахматовой:
читать дальше

Вот так оно звучит на английском


Пожалуй, мне даже нравится перевод: рифма и ритм сохраняются, содержание и настроение переданы достаточно тонко.
А вот стихотворение "Гость" ("Расскажи, как тебя целуют...") переводчики почему-то предпочли изложить верлибром:

читать дальше

Впрочем, Виктория Гордон читает весьма достойно, на мой взгляд. Без лишнего надрыва, без театрализации — сдержанная эмоциональность, очень по-английски. Но есть в голосе какая-то убедительная почти русская печаль.

@темы: (про)чтение

13:23 

Ко Дню рождения Н.С. Гумилёва

L'oiseau rebelle
Из книги Л. Аннинского "Серебро и чернь":

«Чекисты, расстреливавшие Гумилева, рассказывали, как потрясло их его самообладание:
- И чего он с контрой связался? Шел бы к нам - нам такие нужны!
Среди великих поэтов Серебряного века, измученных сомнениями, подорванных компромиссами и обессиленных предчувствиями, Гумилев - уникальный пример, когда человек не просто абсолютно предан идеалу, но практически, невзирая ни на какие обстоятельства, готов соответствовать ему. Включая и "режим", которому однажды присягнул.
Крещенный в православии, он и среди скептических интеллигентов, и среди крутых большевиков продолжает при виде каждой церкви осенять себя знамением, хотя, по ядовитой характеристике Ходасевича, "не подозревает, что такое религия".
Присягнувший царю, он остается монархистом и не скрывает этого ни от простодушных пролеткультовцев, ни от змеино-хитрых чекистских следователей, он даже в подсоветской печати ухитряется помянуть "моего государя", хотя никаких добрых чувств не питает ни к Николаю II, ни вообще к Романовым - скорее уж к мифологизированным Рюриковичам, а более всего - к императрице, которая была шефом его полка и в 1914 году вручала ему Георгиевский крест.
Так что тут еще и верность Прекрасной Даме.
Но, в отличие от Блока, это не просто "литература", а личный долг, подкрепляемый жизнью. Гумилев всю жизнь - то тринадцатилетний мальчик, играющий в индейцев, то шестнадцатилетний гимназист, играющий в рыцаря. Он уязвим в этой своей наивности. Биографы, прикованные к его любовному и творческому поединку с Анной Ахматовой, ставят диагноз: она - "умнее" его, ибо "не смешивает личной жизни с поэтическим бредом".
Он - смешивает. Ему мало огненного взгляда блуждающей пантеры в стихах, он должен привезти чучело этой пантеры в Петербург, а для этого поехать в Африку и лично убить ее на охоте. В 1914 году он не просто пишет о пулях, он идет стрелять и стоит на бруствере под пулями, он гордится званием прапорщика больше, чем званием писателя.
Он не описывает реальность - он ею живет, ее строит, включается в нее безоговорочно». www.silverage.ru/stat/annin_silver_gum.html


Одни из любимых стихотворений любимого поэта:

Шестое чувство (1920)

Прекрасно в нас влюбленное вино
И добрый хлеб, что в печь для нас садится,
И женщина, которою дано,
Сперва измучившись, нам насладиться.

Но что нам делать с розовой зарей
Над холодеющими небесами,
Где тишина и неземной покой,
Что делать нам с бессмертными стихами?

Ни съесть, ни выпить, ни поцеловать -
Мгновение бежит неудержимо,
И мы ломаем руки, но опять
Осуждены идти все мимо, мимо.

Как мальчик, игры позабыв свои,
Следит порой за девичьим купаньем,
И, ничего не зная о любви,
Все ж мучится таинственным желаньем,

Как некогда в разросшихся хвощах
Ревела от сознания бессилья
Тварь скользкая, почуя на плечах
Еще не появившиеся крылья,

Так, век за веком - скоро ли, Господь? -
Под скальпелем природы и искусства,
Кричит наш дух, изнемогает плоть,
Рождая орган для шестого чувства.

читать дальше

@темы: жизнеописания трубадуров, Против Ветра, (про)чтение

12:45 

Русские поэты о Пасхе

L'oiseau rebelle
И. Бунин. Христос Воскрес

Христос воскрес! Опять с зарею
Редеет долгой ночи тень,
Опять зажегся над землею
Для новой жизни новый день.
Еще чернеют чащи бора;
Еще в тени его сырой,
Как зеркала, стоят озера
И дышат свежестью ночной;
Еще в синеющих долинах
Плывут туманы... Но смотри:
Уже горят на горных льдинах
Лучи огнистые зари!
Они в выси пока сияют.
Недостижимой, как мечта,
Где голоса земли смолкают
И непорочна красота.
Но, с каждым часом приближаясь
Из-за алеющих вершин,
Они заблещут, разгораясь,
И в тьму лесов, и в глубь долин;
Они взойдут в красе желанной
И возвестят с высот небес,
Что день настал обетованный,
Что Бог воистину воскрес!

читать дальше

@музыка: Н.А. Римский-Корсаков. Светлый Праздник

@темы: праздники, (про)чтение, для сердца нужно верить

19:15 

Стихотворение, которое заставляет жить

L'oiseau rebelle
Написано Р. Киплингом в 1910 году и обращено к сыну, который спустя пять лет погиб на войне. А посвящение осталось...
Здесь оригинальный текст и два классических перевода, и трудно выбрать лучший. Перевод С.Я. Маршака более спокоен, эпичен, и в нём фигурирует оригинальное "условное наклонение". Зато в переводе М.Н. Лозинского ярче выражен "категорический императив" Киплинга.
читать дальше

@темы: (про)чтение, глаголом жги

20:38 

С. Булгаков о Моцарте и Сальери

L'oiseau rebelle
...Моцарт и Сальери есть, очевидно, трагедия, но о чем? Как ни странно, но доселе остается не раскрыт этот творческий замысел, эстетическая и общественная критика в смущении стоит перед этим шедевром и колеблется, о чем же идет здесь речь: о соотношении ли гения и таланта, о природе ли творчества вообще, о прихотливости вдохновения и под. Бесспорно лишь одно, что в пьесе Пушкина мы имеем не историческую драму, основанную на темном биографическом эпизоде, но символическую трагедию; Пушкин воспользовался фигурами двух композиторов, чтобы воплотить в них образы, теснившиеся в его творческом сознании. Истинная же тема его трагедии не музыка, не искусство и даже не творчество, но сама жизнь творцов и притом не Моцарта или Сальери, но Моцарта и Сальери. Художественному анализу здесь подвергается само это таинственное, вечное, "на небесах написанное". И, соединяющее друзей неразрывным союзом и придающее ему исключительную взаимную значительность, это загадочное и чудесное двуединство дружбы, осуществляемая ею двуипостасность. Словом, "Моцарт и Сальери" есть трагедия о дружбе, нарочитое же ее имя - " Зависть", как первоначально и назвал было ее Пушкин. Ему же приписывается и чрезвычайно важное, хотя и шуточное, замечание, что "зависть - сестра соревнования, стало быть, хорошего роду". Пушкину, очевидно, было ясно, что зависть находится в каком-то положительном отношении к соревнованию, т. е. общей ревности или любви, рождается из какой-то общности и есть одна из модальностей таинственного "И" дружбы, соединяющего людей роковым образом, как это было с Моцартом и Сальери. Зависть есть болезнь именно дружбы, так же, как ревность Отелло есть болезнь любви. Художественно исследуя природу дружбы, Пушкин берет ее не в здоровье, но в болезни, ибо в болезненном состоянии нередко яснее проявляется природа вещей. Аналитике и диалектике дружбы посвящен пушкинский диалог: невольно хочется назвать эту пьесу диалогом, по духу примыкающим к самым вещим диалогам Платона -"Пиру", "Федру", "Федону". И он мог бы, по обычаю Платона же, иметь и подзаголовок: о зависти и дружбе.

Что же есть дружба, не в психологии ее, но в онтологии? Не есть ли она выход из себя в другого (друга) и обретение себя в нем, некоторая актуализация двуипостасности и следовательно, преодоление ограниченности самоотречением? В друге не зрится ли то, что желанно и любимо выше и лучше своего я, и не есть ли это -"созерцание себя через Друга в Боге"? Но не означает ли это, вместе с тем, обретения и своей собственной гениальности, ибо гениальна ведь всякая индивидуальность, постигаемая в божественной первосущности своей? Поэтому дружба есть гениальность жизни, и способность к дружбе есть талант этой гениальности. Также, хотя и в ином смысле, способность к любви делает любящего прозорливцем вечного, софийного лика любимой личности и открывает заурядному человеку постижимое лишь художественному гению в высших напряжениях творчества. Для любви существенно различие пола, для дружбы оно не имеет решающего значения; всего естественнее дружба возникает в пределах одного пола. Любовных увлечений может быть много, но истинная любовь лишь одна, так и дружеских связей, приятельских отношений бывает много, но истинный друг бывает только один.
читать дальше

@темы: (про)чтение, музыка, разум и чувства

19:23 

L'oiseau rebelle
читаю "Бесов" Достоевского. Захватывает и не отпускает...
Нашла любопытный пост в Живом журнале:
зачем удавился Ставрогин

@темы: теория инферно, опасные связи, занимательная конспирология, (про)чтение

главная