Rosenkavalierin
L'oiseau rebelle
Листаю «Жизнеописания трубадуров». Эти господа всё более напоминают рок-звёзд: и своей творческой удалью – и опасным заигрыванием с вещами нечеловеческими (и, пожалуй, античеловеческими). Их отчаянность подкупает – но и заставляет неприятно трепетать (или просто я становлюсь старше?))))
Эти буйные головы во все времена способны не только погибнуть с блеском сами, но и увлечь за собой даже сильных мира сего. Вот, например, Бертран де Борн. Хотя в его поучительной истории жертва ведёт себя с поистине «инфантильным демонизмом» (по выражению Т. Манна).

Любопытные вещи рассказывает о Бертране Бенвенуто да Имола в комментариях к «Комедии» Данте. читать дальше

Отрывок из Данте, относящийся к Бертрану де Борну (Ад, песнь XXVIII, 118-142):

читать дальше

Чтобы составить себе ясное о нем представление, подобает заранее знать, что этот наихудший из отпавших от церкви повинен в исключительно злостном отпадении от нее. Итак, был в то время некий знатный рыцарь из Англии или Гаскони, как утверждают ныне, именовавшийся Бертраном де Борном, находившийся при дворе и приставленный наставником к Иоанну, сыну английского короля Генриха, каковой прозван был Юношей. Этот Юноша с малолетства воспитывался при дворе французского короля и, когда он был еще мальчиком, случилось, что некий знатный человек попросил у французского короля какой-то милости для себя, и король ему в ней наотрез отказал. По этой причине тот, покраснев, в полной растерянности направился к выходу. Размышляя об этом просителе, король, обратившись к окружающим, произнес: "Есть ли что-нибудь тягостнее и неприятнее, чем обратиться с просьбою и получить отказ?" Тогда Юноша почтительно отозвался: "Конечно, преславный государь, отказывать для благородной души еще неприятнее". Король, восхитившись мудрым ответом, сошедшим с уст Юноши, превознес его похвалами, утверждая, что ему предстоит быть по-настоящему великодушным. Все присутствовавшие при этом присоединились к суждению короля. Итак, возвратив того, кто просил милости, король, убежденный словами мальчика, даровал ему по своей воле то, о чем тот просил. А Бертран, проникшись любовью к мальчику, решил жить и умереть вместе с ним и до самой смерти его не покинуть. читать дальше

На самом деле, как пишет М. Лозинский в примечаниях в своему переводу «Комедии», речь идет о Генрихе ІII — Короле-юноше (il Re giovane, прованс. re joven). «В большинстве рукописей в этом стихе ошибочно стоит "король Иоанн" (il Re Giovanni). Ошибка исправлена в издании "Società dantesca italiana" (1921)... Данте сравнивает совет, который Бертран де Борн дал королю Генриху III, с советом Ахитофеля, который, по библейскому преданию, был приближенным царя Давида, когда царевич Авессалом восстал против своего отца ("Вторая книга царств", 15 – 17 )» .

Гервасий Тильберийский в книге «Императорские досуги» пишет о короле Генрихе: «...он был высокого роста, прекрасной наружности; лицо его выражало в должной мере веселость и зрелость; красавец между сынами человеческими, приветливый, жизнерадостный и любезный со всеми, он был всеми любим, и доброжелательный ко всем, не мог обрести врагов... читать дальше

Материал цитирую по книге "Жизнеописания трубадуров". — М., 1993. — (Литературные памятники)
Примечания составили М.Л. Гаспаров и М.Б. Мейлах.

@темы: разум и чувства, (про)чтение, опасные связи, их нравы, жизнеописания трубадуров, koboldhafte Naivitaet